Встреча с основателем кофейни Double B Анной Цфасман о том, как построить проект с моно-брендом, что дает 7-летний стаж работы в Студии Лебедева и как быть честным с самим собой, чтобы найти дело своей жизни!

Анна, добрый день! Сегодня Вы руководите сетью уникальных кофеен, в детстве любили может готовить? Кем вообще хотели стать?

Анна Цфасман

В самом детстве я хотела стать учительницей начальных классов!

Из занятий ходила на фигурное катание, потом на баскетбол и макраме. А еще закончила музыкальную школу параллельно с одной из сильнейших общеобразовательных школ Москвы.

А родители у такой разносторонней девочки чем занимались?

Папа  – инженер очень высокой квалификации. Он разрабатывает много интересных штук для электростанций.

Мама была начальником отдела также в инженерной среде. У меня была отличная семья – лучшая, какую только можно представить.

И куда после такой серьезной школы решили пойти?

Мы из нашей школы автоматом поступали в множество ВУЗов. Как ни странно, я выбрала Международный университет, куда нужно было отдельно сдавать экзамены со всем потоком, в общем формате.

Меня он привлек тем, что, во-первых, это было первое частное заведение в России. Плюс там были не только хорошие российские, но и много западных преподавателей.

Моя основная задача была – поступить на бесплатное отделение. И потом каждый год надо было оставаться в топе, чтобы не вылететь с бесплатного, т.к. денег таких тогда не было. Параллельно я начала еще и работать.

Помните свою первую работу?

Конечно, помню. В 12 лет я пошла летом на завод собирать бритвы. Заработала денег – купила себе собакуи много всего родителям.

Потом я работала переводчиком, ассистентом – я все лето в школьные годы работала.

На третьем курсе я пошла работать в гостиницу  и так получилось, что я открывала новый корпус, подбирала персонал – было очень много интересной работы. Но с 4 курса я уже ушла оттуда, чтобы работать по специальности.

А какая у Вас специальность?

Экономист, а специализация – управленческие информационные системы в экономике, поэтому я пошла маркетологом в компанию, которая производила программное обеспечение – проработала там четыре месяца и меня сразу же схантили в более крупную компанию, которая тоже занималась программным обеспечением на должность руководителя отдела маркетинга. И через несколько лет я ушла оттуда – микроклимат испортился в компании.

После я какое-то время посидела дома, занималась своими проектами – мюзиклы писала, ставила, чего-то творила. И вышла в Студию Лебедева. Там, я уже работала семь с половиной лет, если не больше.

А легко туда Вас взяли? Процесс приема  к Лебедеву помните?

Было очень смешно, потому что у них был безумно сложный клиент – он хотел  сам выбрать себе менеджера – и выбрал из кандидатов меня. В тот момнет студия еще небольшая была  –  20 – 25 человек. А я и понятия не имела, что это Студия Лебедева, если честно.

А потом?

Я там была директором по развитию – т.е. занималась привлечением денег в компанию, новыми клиентами. Было очень интересно и очень все нравилось. Хотя я не люблю продавать.

Как же Вы работали директором по развитию?

Мое интеллигентское существо восстает против этого нереально. Мне было очень тяжело, пока я не разобралась в себе. Потому что я плохой sales с точки зрения классического sales. Но я могу использовать свои мозги, свой опыт, свое умение структурировано подавать информацию и помочь очень многим людям.

Когда я работала в Студии Лебедева, я всегда старалась общаться с владельцами бизнесов или компаний. И скорее просто помогала им – давала дельные советы . А то, что из этих советов, очевидно, возникал кусок пирога для Студии Лебедева, это было совершенно естественно. Поэтому со мной никто не торговался особо…

Но иногда у нас бывли какие-то шероховатости, потому что мне говорили: «Вот ты не дожимаешь клиента». А я понимаю, что ему это не нужно, и я не могу его дожимать, мне стыдно. Т.е. я не буду звонить и говорить: «Ну что Вы?». Это не про меня, вообще.

В Студии Лебедева – это была одна из работ с реальным бизнесом. Было очень интересно. И, на самом деле, я обожаю до сих пор Студию Лебедева и вспоминаю с большой теплотой. Понятно, что было тяжело. Были моменты неприятные, были моменты тяжелые, но это того стоило. Это был тот опыт, который точно очень пригодился!

И как же Вы ушли?

Просто в какой-то момент понимаешь, что дальше расти некуда. Меня часто куда-то приглашали клиенты, но я всегда отказывалась.

А тут агентство нашло ко мне подход, и говорит: «Слушайте, очень надо! Кока-Кола помирает, мы  уже два года не можем им позицию закрыть».Мне нужно было стратегию написать по развитию бренда Кока-Кола. И я подумала – поработаю в очень крутой компании, прекрасный бренд и, в общем. И рискнула. Но я предупредила студию за два с половиной месяца и пошла в  Кока-Колу.

В Студии Лебедева привыкаешь к безумному темпу, графику, к интересным разноплановым проектам. И для Кока-Колы у меня была куча идей – два месяца я прямо с горящими глазами работала. Но на этом работа закончилась – дальше делать там было нечего. Потом я быстро оттуда ушла, потому что их корпоративные войны, политика – это совсем не мое.

Оттуда я уехала в Лондон на проект с недвижимостью, а из Лондона вернулась уже в общепит – приехала в Кофеин работать. Там отработала 5 лет, наверно. Построили большую сеть, все было хорошо. А потом уже в Дабл Би.

Как это случилось?

Аня

В какой-то момент инвестор Кофеина решил, что им не нужен такой крутой кофе. И мы решили пойти разными дорогами. Я решила пойти заниматься тем, чем мне нравится, а Кофеин пошел своей дорогой.Так я начала создавать Дабл Би. Придумала то, что мне хотелось делать и вот уже 2,5 года занимаюсь Дабл Би.

Что такого особенного для Вас в Дабл Би? Почему такой концепт?

Наш концепт довольно сложный, если честно, потому что заниматься монопродуктом всегда тяжело. Было много страхов, конечно, что рынок может не воспринять, не понять. Сейчас страхов уже нет – и я лучше кого-либо понимаю, как запускать монопродукт.

IMG_2058 IMG_2076

У нас много последователей, которые пытаются скопировать. Но они всегда то еду, то сэндвич, то салат, то еще что-то пытаются делать. А просто держать уровень и марку на одном продукте – это, действительно, очень тяжело. Либо очень дорого. И поэтому не у всех это получается.

У кого-то получается лучше, у кого-то хуже, но в таком формате мы пока, по-моему, единственные.

Хорошо. А расскажите, как Ваш сегодняшний рабочий день проходит или может проходить.

По-разному, я обычно на работе в девять тридцать.

А где именно?

Обычно, здесь (прим. мы встретились с Анной в Дабл Би на Лубянке). Офис мы перевезли сюда, потому как наш отдельный офис показал себя абсолютно нежизнеспособным. У меня всегда много встреч, потому что есть потенциальные франчизеры, персонал, и куча операционной работы.

Нужно и по точкам съездить, и места посмотреть, и переговоры провести. Отсюда я редко ухожу раньше девяти вечера.

Дальше еду домой – там доделываю какие-то документы, файлы, отчеты.

А кому принадлежит компания?

У нас есть основные инвесторы. У меня есть доля в компании. Но целиком и полностью ей занимаюсь только я.

Хорошо, а какие сложности в ведение такого большого собственного проекта?

Самое сложное, это, конечно, монетизировать идею. Потому что интересных и разных идей всегда много. А сделать так, чтоб идея приносила деньги – это не у всех получается.

Второе, очень важно держаться марки – это тоже очень тяжело. Потому что поступает много предложений от весьма неглупых людей – давайте сократим себестоимость, а давайте будем покупать кофе дешевле, а давайте будем молоко взбивать в более пышную пену … Очень тяжело отстаивать каждый раз свою позицию, свое видение и свою уверенность в завтрашнем дне. Хорошо, что у меня получается.

У Вас огромный опыт за спиной – почему же именно эта работа такая вдохновляющая? Что в ней такого классного?

Сам продукт у нас очень интересный – кофе. Мне нравиться, когда привычный продукт люди воспринимают со словами: «ВАУ!!». У нас это обычно получается. Многие мои знакомые после встречи в Дабл Би ругаются на меня, что теперь им каждое утро непременно надо начинать в наших кофейнях.))

Да, я сейчас тоже кричала, прямо: «О, как круто!». 

И когда люди видят, что это реально так – в этот момент у них случается перелом сознания и они говорят: «А, слушай, действительно. Как ты это делаешь? Как это возможно?». Вот это достигается, конечно, тем, что у меня есть свои принципы работы с баристой. И с теми, кто со мной работает.

Я даю им возможность пробовать, экспериментировать. Плюс поставляю самый лучший продукт, который есть на рынке – им все очень завидуют.

1383003_221047641352823_382477663_n

То есть у Вас даже проблем с поиском лучшего персонала нет?

Глобально нет. У меня работают отличные ребята. Я им очень благодарна за то, что они самые талантливые и хотят работать с нами. Наш жарщик, который у нас за кофе отвечает, очень много сил и времени тратит  на них.

Поэтому мы свое собственное развитие немножко сдерживаем, т.е.мы не пытаемся быстрей, быстрей, быстрей. Мы очень аккуратно двигаемся, чтобы не потерять то, что у нас есть.

То есть франчайзингом Вы недвано занялись? Насколько успешно это направление?

Мы уже больше года открываем точки по франшизе. Невозможно все сделать самой, поэтому приходится полагаться на партнеров в этих вопросах.

На счет успеха – по-рахному. Одну точку мы закрыли, одну франшизную –  купили.

А по географии, какие планы сейчас?

Сейчас у нас Москва, в Питере три точки, в Казахстане парочка, Нижний Новгород, в  Самаре строим, еще пару городов сейчас обсуждаем, и в Праге мы открыли сейчас кофейню.

936272_10200144299790229_824782533_n

Там вообще, мне кажется, достаточно конкурентно. 

Везде конкурентно. Но у нас  продукт совершенно другой – там такого продукта все равно нет.

А все-таки, есть планы покорения всего мира?

Естественно. Мы сейчас быстренько Европу, быстренько Азию –  сейчас поспать и вперед.))

А если говорить про поспать – успеваете ли отдыхать?

С отпуском немножко проблематично, честно скажу, но хочу с этим побороться, потому что тяжело – выгораешь.

Мне часто говорят: «Ты столько ездишь, ты же в поездках отдыхаешь». Я езжу по делу, там наоборот у меня ни выходных – ничего не получается, потому что встреча за встречей…

 Как много летаете ?

С января 21 000 миль налетала  – я побывала в Гонконге, Шанхае,в Лионе, в Риге, в Женеве, в Праге,в Киеве, в Монако. И это все по работе.

А из небольшого отдыха – я очень люблю оперу.  Хожу в театр Станиславского и люблю Новую оперу.

Но выходные у меня строго – я? например, в воскресенье утром в церковь хожу, поэтому у меня железно никаких не может быть ни встреч.т.

Хорошо, Анна. И главный вопрос проекта «На своем месте». Что бы Вы посоветовали тем людям, которые еще не нашли свое дело жизни?

536254_541187302593094_2069741780_n

Знаете, сейчас многие врут – врут, что хотят свое дело, а на самом деле рады сидеть на теплом месте, где регулярно платят зарплату.

Либо наоборот, есть люди, которые продолжают работать в ненавистной корпорации ради мнимой стабильности, при том, что они могли бы сделать что-то действительно полезное.

Поэтому, мне кажется, самое главное – смотреть правде в глаза. Вот я, например, никогда в жизни не думала, что я буду заниматься своим делом. Я боялась этого ужасно, боялась именно ответственности. Для меня самое главное, это людям вовремя зарплату выплачивать. Я понимаю, что несу ответственность за тех, кто мне поверил.

А как это понять- есть идеи?

Нужно себя ковырять. Нужно не стесняться и не стыдиться того, что ты великолепная корпоративная крыса. В этом нет ничего страшного. Ты от этого не становишься плохим человеком, т.е. это твой талант, в этом ты силен. Почему нет? Просто нужно принять себя таким, какой ты есть.

Leave a Reply

Fill in your details below or click an icon to log in:

WordPress.com Logo

You are commenting using your WordPress.com account. Log Out / Change )

Twitter picture

You are commenting using your Twitter account. Log Out / Change )

Facebook photo

You are commenting using your Facebook account. Log Out / Change )

Google+ photo

You are commenting using your Google+ account. Log Out / Change )

Connecting to %s