Интервью с веселым и заряжающим бизнесменом, основателем проекта BigPicture.ru , который первый воспользовался возможностью консолидированных инвестиций в России – Сергеем Барышниковым!

Сергей, расскажите, что у Вас сейчас написано на визитках, если они есть.

Смотрите.

фото10805575_805324886219352_2616129827733922281_n

Главный по BigPicture. В детстве главный по BigPicture, может быть, руководил ребятами во дворе? Кем вообще хотели стать?

Хотел стать профессиональным спортсменом.

А чем увлекались? 

Как все пацаны – гонял в футбол, играл в компьютерные игры. Учился в физико-математической школе. Если чуть старше посмотреть, то к увлечениям добавились девочки, спорт.

Чем родители у Вас занимались?

Папа работал водителем на скорой помощи.  Мама работала на каком-то закрытом предприятии. Потом я денег зарабатывал – хватало, чтобы она больше не работала. А сейчас внуки, поэтому мама на пенсии.

А учились как?

На трояки. Но трояк по математике и физике в 61-ой московской физико-математической школе  – это твердая пятерка в обычной школе, поэтому первые два курса в институте я особо и не ходил – итак все знал уже.

А где именно Вы поскучали первые два курса?

У меня не было какой-то цели – поступить в Баумановский или в МГУ, например. Я пошел туда, где было бы проще учиться и не идти в армию – в «Стали и сплавов» (МИСиС).

На кого учились?

На обогатителя цветных и драгоценных металлов, специализация – золото. В результате учеба была халява. Когда мы заканчивали учиться, в группе был я и восемь девочек. Естественно, опять толком не учился – девочки помогали.

А как первые деньги заработали?

Еще в универе продавал и покупал рекламу. Причем это был не бизнес, а временный заработок – давался он очень легко. Заработал 500 долларов в месяц…

500 долларов тогда было очень много.

Да, но у меня было восемь девочек.(смеется) Мне надо было водить их в «Шоколадницу», соответственно, деньги заканчивались через неделю – две, и я опять что-нибудьпридумывал.

А как Вы нашли нишу «продавать – покупать рекламу»?

На первом – втором курсе, когда интернет стоил еще по 3 доллара за час, мы с братом создали сайт. На нем мы выбирали лучшую музыку, лучшие книги, лучшие фильмы XX века. У нас все как-то получалось. Тогда был журнал «Планета Интернет», в одном из номеров я там даже был на обложке под заголовком: «Надежды Рунета» – что-то такое. Приятно. Я набрал эти журналы и потом раздавал в институте с автографами. 

Так вот тогда не было сформированного рынка и я покупал у владельцев сайтов Петербурга, Екатеринбурга тысячу баннерных показов за 10 центов, а продавал здесь в Москве – за 1 доллар.

КакВаш сайт назывался?

Doski.com – первые доски объявлений, типа авито. Тогда все это было на  любительском уровне.

Понятно. А что дальше?

Я закончил институт в 1999 году. И когда закончились все эти обмывания дипломов, надо было начинать чем-нибудь заниматься.

История была такая.Один из друзей мне говорит: «Хочу купить себе мобильный телефон, есть у меня 300 долларов – а в магазине все дорого». Я говорю: «Давай я тебе в интернете может что-то подешевле найду». И простой поиск показал, что в интернете такой телефон можно купить за 150 долларов. «Давай эти твои 300 долларов пропьем, а завтра тебе привезут телефон». Поехал, купил, понял, что, собственно, то, что происходит в магазинах, и то, что происходит в интернете – два разных рынка. И на том же сайте, где мы выбирали книжки, мы запустили продажу телефонов.

Повесили прайс, а т.к. аудитория там уже была, начали сразу продавать телефоны. Тогда я купил свой первый автомобиль – красный москвич. Мы заняли у друга 2 000 долларов, купили на них телефонов, положили в багажник и ездили по Москве – принимали заказы и тут же их развозили.

А где Вы их брали?

С интернет-сайтов. На протяжении года мы так ездили, что-то там продавали. Вся эта история разрасталась и в один прекрасный момент мы уехали в шесть утра и приехали в три ночи, поняли, что мы уже не успеваем. На следующий день сняли свой первый офис, посадили туда свою первую девочку. А через полтора года это уже была большая компания со 150 людьми, с call-центром, с курьерами, со складом.

То есть все произошло по наитию, воспользовались случаем?

Почему случаем? Я работал и зарабатывал – никто не помогал. Потом начали продавать не только телефоны, но и игровые приставки, электронику. А через год мы первые начали отправлять телефоны наложенным платежом по всей России.

Тогда «Евросеть», «Связной» еще присматривались к интернету. Это был 2002 год. Мы даже встречались с Чичваркиным – они думали: нас купить или свое что-то делать. И все это была большая компания, а потом это закончилось.

Когда начали выходить на большие рынки?

Да. Чтобы хорошо себя чувствовать на рынке, надо было иметь серьезные возможности в плане денег, потому что это низкомаржинальная, но ресурсоемкая история. Не просто десять телефонов купил, добавил к цене 10 долларов и продал. Когда у тебя очень большие обороты в несколько миллионов долларов в месяц, начинается совсем другая игра. И все мы из этой истории вышли не очень хорошо.

А дальше чем занялись?

Потом был еще один проект, который тоже не особо пошел. В результате в 2008 году у меня случился инсульт и, когда меня вытащили, доктор говорит: «Чувак, либо ты все продаешь и перестаешь работать в таком режиме, либо мы тебя в следующий раз не откачаем». Мне тогда было 32 –33 где-то.

А режим был стрессовый?

Адский. Стресс. Кризис. Короче, я вышел – все продал очень дешево и потом год ничем не занимался. Затем я снова вернулся в интернет и начал заниматься развлекательными сайтами. И 1 мая 2009 году мы создали BigPicture. Запускали ее с девочкой из Харькова – она у меня работала на развлекательных сайтах. Потом мы решили, что в развлекательном сегменте нам не очень интересно работать, потому что там довольно ограниченный круг рекламодателей, потому что не все хотят размещаться на «Горячие телочки Казантипа». С другой стороны, аудитория более молодежная там была, а мне уже 35+, и я понимал, что не разговариваю на одном языке с этой аудиторией, т.е. ей нравится одно, а мне другое. А я должен чувствовать свою аудиторию – она должна быть такая, как я. И мы решили создать проект для аудитории, которой сами являемся.

То есть Вы посмотрели на рынок: кто что делает и решили сделать лучше?

Вообще ничего не смотрели. У нас было 100 долларов, на которые мы наняли программиста, который нам что-то простенькое залил и все. И через месяц у нас была первая продажа: Phillips пришел и разместил рекламный пост за 200 или 300 долларов.

То есть вы вдвоем создавали?

Да, мы были вдвоем. Скажу больше – мы первый раз увиделись на второй год существования проекта в Питере. Сейчас она живет на Бали, но работает в проекте.

А как бы Вы сейчас описали концепцию? Для кого этот проект?

Это  люди, которые живут в городах миллионниках, которые работают в офисах, которые путешествуют, которые каждый день приходят на работу и которым надо отвлечься на пятнадцать минут – посмотреть какие-то красивые фоточки, почитать репортаж, какие-то материалы или может быть какие-то новости без пропаганды, без чернухи, без всего этого.

Понятно. Перейдем к Вашей текущей деятельности. Как у Вас сегодня проходит рабочий день?

Графика нет. Давайте для примера вчерашний день опишу.

Я проснулся в 4:45. Потом мы поехали снимать помойку. Мы сейчас снимаем большой фото-проект про мусор. И показываем, что если мусор собирать раздельно, то его проще перерабатывать, и из него можно получить что-то ценное – кроссовки, например, или куртки. А если это делать, как сейчас, то получаются огромные поля мусора. Нам надо было поехать на один из полигонов в Подмосковье, а туда же просто так не попадешь, поэтому мы приехали с коптером, его пропустили, и он там с другой стороны помойки полетал.

Это не первый опыт коптера?

Нет, конечно. Мы его взяли, к примеру, когда путешествовали летом вокруг Онежского озера, а там природа – всякие речки, леса, снимать их надо сверху.

А Вы снимаете?

Нет, я не люблю. Меня иногда называют – «сапожник без сапог», но у меня жена профессиональный фотограф, штат фотографов. А я просто не ловлю от этого кайф.

Хорошо. Продолжаем описывать Ваш день.

Утром мы сняли ту помойку. Было 6–7 часов.

В 12:00 у нас была первая встреча с производством премиум-колбасы, сосисок, в общем, мяса. Мы посмотрели производство, договорились, что будем делать вместе спецпроект.

В 14:00 у нас была следующая встреча с фотографом, который будет снимать для нас спецпроекты. Потом я приехал сюда (в Рабочую станцию). Тут у нас круглый стол и мы постоянно обсуждаем: продажи, летучки, контент.

Вечером мы поехали на награждение SMM Awards. Там все наши партнеры, все рекламодатели, там общение с рынком происходит – мы всем проектом туда поехали и отдохнули заодно. Оттуда я уехал в час ночи.

10606468_799575013428238_2859737475291531527_n10603266_10152643697648544_1656082025232960602_n1531559_657718554280552_1171868732_n10805575_805324886219352_2616129827733922281_n

На следующий день встал в 6:00 и снова.

А зачем? То есть приходится вставать? Или Вы так привыкли?

Во-первых, у меня маленький сын и жена любит поспать. То есть я больше жаворонок, она сова. Я в 10 –11 вечера уже не готов что-то делать.

Она творческая натура – может поэтому?

Она очень разноплановая. Она и фотограф, и бухгалтер. Все деньги у нее. Мы живем по этому принципу.)

Здорово. А что Вас так привлекает в работе, что Вы можете вставать в 5 утра и лечь в час ночи и все это с улыбкой? 

Это – моя жизнь. Вся жизнедеятельность не только меня, но и моей семьи связана с этим проектом. Если нам нужно куда-то ехать,  что-то снимать – с этим взаимодействует вся семья. Допустим, я на работе, жена снимает какой-то проект в Италии и значит бабушка с ребенком. Так все завязано. Естественно, мы этим живем, этим дышим.

997062_10152643696968544_3496474484965921371_n 539718_430538893653387_522796118_n

Тут я сам выбираю, с какими людьми мне общаться, с кем работать. Это огромное количество возможностей, начиная от путешествий и заканчивая общением с людьми, с которыми ты никогда бы не встретился в обычной жизни. Например, на прошлой неделе нам позвонил создатель бренда «Экспедиция» Александр Кравцов: «Я буду в Москве один день, приезжайте ко мне, я очень хочу с Вами познакомиться». И на этой встерче мы не разговаривали про бизнес – мы разговаривали про то, что происходит, про то, чем они сейчас живут, чем мы живем. Это дает огромный толчок, чтобы дальше этим заниматься, что-то придумывать.

У Вас очень выросла аудитория – это что-то поменяло в проекте?

Понятно, что мы чувствуем ответственность. Если раньше это был просто блог, сейчас мы понимаем, что надо быть аккуратнее, что нужно десять раз подумать перед тем, как что-то говорить про религию или национальные отношения, например.

А Вы все публикации читаете?

Да, конечно. Последнее слово за мной. Там есть куча материалов, несколько сот, и я сам выбираю, что на данный момент должно выйти.

Какие-то никогда не выходят. Могу сначала дать добро, а потом впонять, что мы не до конца раскрыли тему, или подали как-то не так. Либо переделываем, либо в корзину.

А кто те люди, кто каждый день творит все это?

Теперь у нас команда, которая имеет опыт работы в «Ленте», в «РИА Новости», в «ИТАРТАС» и прочих изданиях. Они профессионалы своего дела. И как раз в этих общениях у нас рождается новая визуализация, как это должно выглядеть. Поэтому весной мы изменимся.

Также мы хотим работать не только на Россию, но и на иностранные рынки. То есть представлять наших российских фотографов за рубежом.

На этой же площадке?

Нет. Там будет немного другая. Мы видим, что людям за границей не хватает честных репортажей о том, что у нас реально происходит. И чувствуется запрос оттуда: «Чуваки, чем вы там живете, потому что то, что нам тут преподносят федеральные СМИ – это очень странно».

Хорошо. А какие сложные моменты в Вашей текущей работе?

В данный момент рекламный рынок чувствует себя очень грустно. Рекламные агентства либо закрываются, либо испытывают сложности с платежами. А мы получаем деньги от рекламы, от спецпроектов. Поэтому сегодня сложно получать бюджеты на воплощение каких-то идей. По некоторым проектам деньги раньше к нам шли две недели – месяц, а сейчас могут идти три – шесть месяцев. И понятно, что это не добавляет стабильности. С другой стороны, Вы знаете нашу историю про коллективные инвестиции?

Да, читала – расскажите подробности!

Сначала я был один в проекте и понимал, что очень много прощелкиваю всего,  не успеваю вовремя реагировать на запросы рекламодателей,  не успеваю отслеживать, что реально сейчас происходит в мире и вводить своевременно какой-то контент и первым, чем я озадачился, это продажи.

То есть мы отстроили продажи – теперь у нас четыре человека представляют наши интересы, продают рекламу. После того, как мы разобрались с продажами, мы забрали ребят из «ленты».  Буквально в пятницу вечером мы списались в фейсбуке, в субботу созвонились, а в понедельник они вышли на работу.

Круто.

То есть у нас в один момент появились люди, о которых я и подумать раньше не мог (ни по уровню зарплат, ни по уровню амбиций) – это были несопоставимые вещи. А сейчас все хорошо – работаем. Когда у нас появились руки и дополнительные головы – у нас появились дополнительные возможности воплощать то, что мы хотели. Например, тот проект про иностранные рынки. Стал вопрос денег. У нас должна быть финансовая подушка, которая поможет нам пережить эти два года кризиса.

И первое, на что мы обратили внимание, это коллективные инвестиции. Почему коллективные? Потому что за то время, сколько мы работаем, у нас сформировалось лояльное ядро аудитории, которые пишут письма, сообщения в социальных сетях: «У меня есть 100 долларов. Я могу вам помочь?» Потому что они знают, что у нас нет инвесторов, что мы живем на свои средства. Если мы продали рекламу, значит, мы в следующем месяце будем работать хорошо, если нет, значит в следующем месяце будет что-то не то. И, соответственно, если взять с людей 100 долларов, то нужно дать им что-то взамен. И мы решили отдавать кусочек BigPicture.

Мы выставили 10% за 200 тысяч долларов. Это было в декабре 2014 года. Естественно, все говорили: «Блин, да вы идиоты, блог оценили в 2 млн. долларов. Да вы охренели. Скоро людям жрать будет не на что. А вы тут 2 млн. долларов за блог». Ну и в первый день мы собрали 10 тысяч долларов, и я понял, что значит, все будет хорошо. И понеслись сразу предложения от частных инвесторов, которые хотели выкупить какую-то большую долю, но нам не очень нужны были люди – «денежные мешки».  Нам нужны инвесторы, которые нам могут оказывать помощь в плане построения компании, в плане каких-то новых контактов. И в конце декабря – начале января я провел встреч пятнадцать на этом диване. И нашелся такой человек. Его зовут Олег Стаханченко. Мало того, что у него ученая степень по управлению предприятием, т.е. он много преподавал на эту тему, плюс у него много интересов в различных бизнесах – это и грузоперевозки, и недвижимость, и биотехнологии.

Он моложе меня, очень активный. И плюс, он очень давно читает BigPicture, т.е. он не просто в каком-то медиа, а он нас знает, понимает и разговаривает на одном языке. Теперь он нам очень помогает. По сути, компания строится с нуля с новыми людьми.

С его знаниями и возможностями мы изначально сможем все сделать правильно. Это то, что я очень хотел. Прошлые бизнесы строили больше по наитию. В итоге, мы 10% Олегу продали, а 1,5 % через сервис VCStart, через который принимали инвестиции. Теперь у нас 176 инвесторов.

Это еще дополнительно и продвижение проекта?

Да. Естественно большинство из них будут чувствовать себя частью команды, соответственно это такая PR-история.

Да. Очень красивая.

Мы практически первые в инете, кто на эту историю подписался и мы очень рады, что все получилось. Надо теперь грамотно деньгами воспользоваться и не упустить рынок, который сейчас будет очень сильно перестраиваться.

Сергей, с таким загрузом – успевает отдыхать? Как любите это делать?

Не надо забывать, что я сам своим временем распоряжаюсь. Если я понимаю, что сегодня среда, а я уже дико устал, я просто отменяю все и остаюсь с семьей. Мы едем в парк или на дачу, или еще куда-нибудь, или остаемся дома.

Либо же два – три раза в месяц я куда-то выезжаю – меня постоянно зовут на какие-то мероприятия. Сейчас в марте я поеду в Питер с семьей, потом мы поедем в Пятигорск, 21-го мы поедем в Минск. Везде два – три дня. Я к этим поездкам отношусь, как к перезагрузке. То есть ты вылетел в Минск, там с какими-то новыми людьми пообщался, выпал из информационного поля, но возвращаешься с абсолютно чистой головой – с новыми мыслями, с новыми контактами, с новыми знакомствами. Дальше работаешь еще эффективнее. Я такие штуки практикую. Они позволяют держать себя в тонусе.

Хорошо. И самый главный вопрос проекта. Что бы Вы посоветовали тем людям, кто еще не нашли то, чем хотят заниматься в жизни?

Обычно, когда мне такой вопрос задают – я говорю, чтобы никто ничего не слушал, не читал и не ходил по всяким «бизнес молодостям», не читал всяких экспертов, потому что если у человека нет мотивации для того, чтобы что-то сделать, какими бы знаниями он ни обладал, у него ничего не получится. Сначала надо навести у себя в голове порядок, понять, чем ты хочешь заняться, а дальше уже все придет само.

Если ты также хочешь найти свое призвание – участвуй в онлайн-курсе “Поиск любимого дела” от проекта На своем месте – это увлекательное путешествие длиной в месяц: более 20 заданий на определение твоих  талантов, способностей, целей и желаний,  это тесты по проф. ориентации и полное заключение от профессионалов по направлениям, где тебе стоит искать свое дело. Войди в Новый год с новой профессией!

Leave a Reply

Fill in your details below or click an icon to log in:

WordPress.com Logo

You are commenting using your WordPress.com account. Log Out / Change )

Twitter picture

You are commenting using your Twitter account. Log Out / Change )

Facebook photo

You are commenting using your Facebook account. Log Out / Change )

Google+ photo

You are commenting using your Google+ account. Log Out / Change )

Connecting to %s