Интервью с невероятным путешественником, преодолевшим более 400 000 км на своем мотоцикле, побывавшем в более чем 100 странах, создателя крупнейших байк-фестивалей России, который переехал из Владивостока в Камбоджу, чтобы продолжить заниматься любимым делом – знакомьтесь, Игорь Синус!

Игорь, привет! Расскажи, когда ты полюбил мотоциклы? (да,именно так я начинаю интервью со знаменитым Игорем Синусом – ведь он и мотоцикл неразлучны, об этом даже Википедия нам рассказывает)

Все началось еще в детстве – сначала у меня были велики, потом велики с моторчиками, а потом, еще учась в школе, я собрал свой первый мотоцикл, который назывался «Люцифер Универсал-1». На этом мотоцикле можно было ездить по земле, по снегу и по воде – предварительно установив пенопластовые поплавки. Это была очень хорошая, добротная конструкция, которую таскали по всем выставкам ученического творчества. Правда, с одной из этих выставок мой «Люцифер» так и не вернулся.

sinus_sokolov_06

 

Чем занимались твои родители?

Мой папа был боевым офицером, командиром атомной подводной лодки, очень известным и уважаемым человеком, настоящим защитником нашей Родины. Когда я был ребенком, мы постоянно переезжали с места на место из-за папиной работы, пока наконец не остановились не несколько лет во Владивостоке. Там мама работала технологом на швейной фабрике, а потом, когда папа демобилизовался, они уехали по месту призыва в Ленинград. Я решил остаться во Владивостоке и начать самостоятельную жизнь. Мне было 19 лет.

А где ты учился?

С учебой у меня все вышло не очень хорошо, потому что в этом смысле я большой лентяй. Сразу после школы я поступил в Политехнический институт на механический факультет, но отучившись полгода, бросил – стало скучно. Через некоторое время я пришел к мысли, что стоит снова попробовать получить образование, и поступил в строительный техникум, который закончил довольно неплохо – мой диплом до сих пор показывают, как образец хорошо проделанной работы. После техникума я снова поступил в политехнический институт, и начал искать себя – я успел поучиться на всех факультетах, которые там были, потому что постоянно переводился. Кроме того, я регулярно менял форму обучения – с дневной на вечернюю, с вечерней на заочную и обратно. А в конце четвертого курса неожиданно наступил момент, когда я понял: достаточно. Помню, я писал очередную контрольную, поставил точку, закрыл тетрадь и все – больше к учебе я не возвращался. Честно говоря, я ни разу об этом не пожалел. Думаю, если бы я закончил институт, устроился бы на какое-нибудь предприятие и стал бы одним из миллионов подневольных работников, а этого мне никогда не хотелось.

Но время учебы получилось насыщенным. Я все больше интересовался мотоциклами, перед учебой в техникуме даже ездил на строительство Байкало-Амурской магистрали – работал там помощником геодезиста. Эта работа хорошо оплачивалась, и на полученную зарплату я наконец-то смог купить себе мотоцикл «Ява», о котором давно мечтал.

Чем ты занимался после ухода из института?

Первое время я работал в кооперативе, и мне платили хорошие деньги просто за то, что утром я развозил товары по ларькам, а вечером забирал. Этим я занимался довольно долго. После устроился автоинструктором в ДОСААФ – помню, тяжелая была работа. Потом у меня был период, в который я полностью посвятил себя семье – у меня тогда родились две прекрасные дочки, Надя и Оля. Пока они подрастали, я работал персональным водителем начальника строительного управления, с которым мы так сдружились, что он до сих пор остается одним из моих самых близких друзей.

В тот период мне случайно выпала возможность съездить в Турцию, откуда я привез разные диковинные товары, часть которых мне удалось продать в России. Тогда было время, когда многие торговали всем, чем придется, потому что ничего не было. Я понял, что это занятие может быть прибыльным, и начал торговать детскими игрушками из Китая. Моим пунктом продаж стал мой собственный фургончик – я приезжал на нем в людные места, открывал багажник и торговал. Потом перешел с игрушек на колбасу – ездил за товаром в Спасск два раза в неделю, а продавал во Владивостоке.  Покупателей всегда было достаточно, так что торговля давала мне возможность жить спокойно. Правда, не могу сказать, что у меня водились большие деньги. Для меня деньги – это такая штука, которой обычно нет.

Ты сам всем этим занимался или работал на кого-то?

Я рад, что ты завела эту тему. Все свои проекты я всегда делаю сам – для меня это принципиальный вопрос. Я стараюсь ни с кем не объединяться, ведь если я понадеюсь на другого человека, а он не сможет что-то для меня сделать, в итоге я потеряю с ним отношения. В свои путешествия я всегда тоже езжу один – у меня одиночные мотопробеги.

Наверно, вот так путешествовать в одиночку невероятно тяжело?

Мне наоборот так легче. В путешествии я не хочу грузиться чужими проблемами, и не хочу никого грузить своими. Все, что происходит в дороге, становится общим делом. Например, если у меня сломается мотоцикл, человек из-за меня не сможет ехать дальше. Или если мой напарник повредит ногу или руку, то мне придется остановиться с ним. Даже если у меня будет заканчиваться виза, и мне захочется успеть как можно больше, я буду вынужден оставаться на месте.

Sinus_santa

Часто бывает, что люди уезжают в поездку друзьями, а возвращаются врагами. Общаться в городе – одно дело, а делить кров, хлеб, бензин – совсем другое. В таких экстремальных поездках проявляются все человеческие качества, и в итоге люди не всегда находят те точки соприкосновения, которые их объединяли. Поэтому я предпочитаю все делать в одиночку – и путешествовать и работать.

Как-то раз, например, я задумал организовать большой байкерский фестиваль на Байкале, который назывался тогда «Все на БайкAll». Задача была не из легких – Байкал находится в 3000 километров от Владивостока, а задумка у меня было очень масштабной. Но я загорелся этой идеей и много работал, так что мне удалось все провести в одиночку. В тот первый год на Байкале собралось две с половиной тысячи людей из тринадцати стран. И этот фестиваль, проведенный мной тогда впервые, существует до сих пор, правда, сейчас называется «Байкал Шаман».

Как думаешь, тебе удалось собрать столько людей, потому что на тот момент ты уже был довольно известен?

Конечно, факт того, что я проехал определенное количество километров на мотоцикле  и в какой-то степени прославился благодаря этому, очень помогал. А в целом мне удавалось через интернет объединять людей каким-то образом.

Фестиваль и правда получился очень успешным, но я понял, что проводить мероприятия так далеко от дома довольно сложно, и решил попробовать провести нечто подобное во Владивостоке. Я организовал масштабный фест «Лицом к океану», который просуществовал пять лет, и я также все это время в одиночку занимался его организацией. С каждым годом фестиваль удавался все лучше и лучше, и на последний, пятый, собралось 10 000 мотоциклистов из многих стран.

Конечно, организация «Лицом к океану» была очень сложным и ответственным занятием – для меня это было как крест, который я нес пять лет. В те годы я посвятил всю свою жизнь этому проекту, и в итоге понял, что я либо до конца своих дней буду жить только  фестивалем, либо закрою его и наконец снова заживу полной жизнью. Немаловажным фактором для меня стало и то, что я все делал за свои деньги.

То есть то, что ты зарабатывал, ты снова вкладывал, и в итоге не зарабатывал ничего, так?

Более того – я только терял деньги.

Чем ты занимался после?

Закрытие «Лицом к океану» очень сильно развязало мне руки в плане путешествий. Я и во время фестиваля много путешествовал, изучал страны изнутри – не прилетая на самолете, а заезжая на мотоцикле. Так я всегда узнавал что-то новое. Постепенно число стран, которые я проехал на мотоцикле, приближалось к сотне – Камбоджа стала сотой страной, которую я посетил.

Почему ты решил уехать из России?

Это вышло спонтанно. Как-то раз я вернулся домой из большого путешествия, которое назвал «Из Владивостока и до упора» – поездка длилась полтора года, и все это время я провел в дороге. «Упора» я так и не нашел, поэтому вернулся во Владивосток. За долгое время я отвык от России, от реалий нашей жизни – приехал расслабленным, с улыбкой и мыслями о том, как прекрасна жизнь. Но меня окружили рамки, в которых теперь мне было некомфортно. Тогда у меня было ощущение, будто я, хоть и нахожусь внутри страны, наблюдаю за ней снаружи. И то, что я наблюдал, мне далеко не всегда нравилось.

Тогда я спросил себя, по каким трем причинам я хочу остаться в России? И не смог назвать ни одной. Зато когда я задался вопросом, по каким причинам я мог бы уехать и начать свое дело в другом месте, у меня в голове моментально создался целый список. Я решил ничего не откладывать – утром я купил билет на самолет, и уже через девять дней был в Камбодже.

А почему ты выбрал Камбоджу?

В тот вечер, когда я решился ехать, я встал перед картой, закрыл глаза, ткнул пальцем и попал в Камбоджу.

Тебе не было страшно уезжать?

Нет, потому что всегда есть дорога назад. Я особо ничем не рисковал. Я приехал, осмотрелся и понял, что могу осуществить здесь новый интересный проект, который задумал – я назвал его «Кхмерские хроники». Я написал для проекта сайт, сделал рекламу в интернете, начал всем рассказывать о своей задумке  и через некоторое время у меня уже появились первые клиенты.

1476495_577880908951818_2060307778_n 1454762_574257865980789_1123473937_n 1392098_547834721956437_1206051498_n 993469_574929059247003_329678851_n 1469743_592786870794555_1052286012_n 10461391_709535549119686_3112662083263261635_n

Здесь я начал делать то, что я хочу, то, что мне нравится. Мне здесь хорошо, и дело совсем не в комфорте – на самом деле в жизни здесь тоже есть серьезные минусы, и их немало. Но, конечно, есть и плюсы, и главный из них заключается в том, что здесь я чувствую себя на своем месте и могу зарабатывать на жизнь.

Наверно, по местным меркам ты богатый человек?

Да, кхмеры (жители Камбоджи) зарабатывают меньше меня – в среднем они получают от 80 до 100 долларов в месяц. Но, несмотря на это, они счастливы, они улыбаются, они довольны тем, что у них есть, и всегда рады тебе помочь. Таков буддизм. Местная религия – главное, что помогает людям выживать. За три года я не видел здесь хмурых людей, и это очень приятно – жить в стране улыбок, где ты и сам преображаешься. В этом большое отличие Камбоджи от России – когда возвращаешься на родину, первый же пограничник одаривает тебя хмурым, полным ненависти взглядом со скрытой ненавистью, и после поездки ощущение от этого такое, будто тебя бьют лицом об асфальт.

Да, согласна, это сразу чувствуется. Кстати, а на каком языке ты разговариваешь с кхмерами?

Кхмеры очень плохо говорят на других языках, ведь многие не знают даже грамоты родного языка. Во время войны большую часть населения истребили, причем в первую очередь убивали наиболее грамотных – монахов, врачей, учителей. Сейчас средний возраст камбоджийцев – 19,7 лет, и молодежь составляет основную массу населения. Стариков почти не осталось. А ведь именно старики несут в себе историю и мудрость.

Некоторые из пожилых людей помнят русский язык, потому что учились в России. Эти люди либо военные, либо занимают высокие посты в правительстве или министерстве. Пока они руководят страной, здесь все нормально. Но когда они уйдут, я не знаю, во что превратится Камбоджа.

За три года я научился немного говорить по-кхмерски, и знаю достаточно слов и предложений, чтобы находить с людьми общий язык. Я знаю, как попросить бензина, ночлега или еды – в общем, не пропаду в сложной ситуации.

В разных провинциях языки разные и бывает, я не понимаю местных жителей того или иного региона. Но в этом случае всегда прибегаю к языку жестов – еще не было случаев, когда с кем-то из кхмеров я не приходил к взаимопониманию.

Вернемся к «Кхмерским хроникам» – как у тебя возникла идея проекта?

Как ты знаешь, мое увлечение – это мотоциклы, и я стараюсь использовать его для зарабатывания денег. Например, когда я жил во Владивостоке, это вылилось в интернет-мотобарахолку, через которую я продавал мотоциклы. Приехав в Камбоджу, я решил объединить два своих увлечения – мотоциклы и путешествия. Камбоджа – неизведанная страна, и мне казалось, что найдутся люди, которые захотят, как и я, исследовать ее, путешествуя на мотоцикле. Я был готов работать гидом, механиком, организатором поездок – в общем, делать все возможное, чтобы люди, которые приезжают сюда, получали максимум удовольствия и узнавали страну не такой, какой ее показывают в кино или с которой их знакомят обычные гиды, а ту Камбоджу, которую я изучил сам, которую я знаю, чувствую, понимаю и люблю.

1489240_577013632371879_391932530_n

Расскажешь о программе путешествия?

Когда ко мне приезжают туристы, у меня довольно жесткий график работы. Во-первых, потому что люди приезжают ко мне на туры в другой город – я живу в Сиануквиле, а наше путешествие начинается в 600 километрах отсюда, в Сием-Рипе, там, где находится древний храмовый комплекс Ангкор-Ват. В день приезда туристов рано утром я приезжаю в Сием-Рип на ночном автобусе – признаюсь, поездка эта довольно неприятная, потому что дороги здесь еще хуже, чем в России. Приехав в Сием-Рип, я занимаюсь поисками жилья для своих гостей и позже, днем или вечером еду на тук-туке (это такой мотоцикл с тележкой) на встречу со своими туристами. Я размещаю их в гостинице, даю им немного отдохнуть, и уже на следующее утро начинается наше путешествие.

1492737_575410312532211_1788077868_o

В первый день мы едем в Ангкор-Ват и исследуем его вдоль и поперек. Во время этой первой поездки мы проходим около 14 километров по джунглям и древним храмам, и, конечно, моих гостей это буквально ошарашивает – настолько там все необычно, интересно и впечатляюще. На следующее утро мы отправляемся на джипе в один из дальних храмов Пном Кулен и проводим там целый день. Третий день мы посвящаем поездке на так называемое кхмерское внутреннее море Тонлесап, которое на самом деле является самым большим озером в Юго-Восточной Азии. Там мы проводим полдня, вечером возвращаемся в город и на ночном автобусе едем в Сиануквиль, где нас ждет день «реабилитации» – мы просто отдыхаем, ходим на море, плаваем на катамаранах. Также я проверяю, умеют ли люди ездить на мотоциклах, и, если не умеют, я провожу обучение. В следующие дни мы с ночевкой ездим на необитаемые острова, отправляемся с кхмерами на рыбалку и пробираемся по джунглям.

После этого у нас начинается самое трудное – на три или четыре дня мы отправляемся исследовать Камбоджу на мотоциклах, и именно ради этого многие туристы и приезжают сюда ко мне. Все, что происходит до этого, можно назвать подготовительным периодом – я показываю людям страну, делюсь своими знаниями, и они проникаются духом Камбоджи, осознают, что здесь все по-другому.

В день «X» мы встаем рано утром, надеваем экипировку, садимся на мотоциклы и уезжаем в джунгли. Мы в буквальном смысле уходим от людей – бывает, за все эти дни мы не встречаем ни души. Прогулка через джунгли получается очень экстремальной – особенно в сезон дождей, когда мотоцикл приходится переносить на себе через реки. Зато в сезон засухи днем в джунглях 45 градусов жары и очень душно.

Когда говоришь о джунглях, многие представляют эдакие прекрасные тропические леса и райские прогулки. Но на самом деле джунгли очень опасны. Там нет ни асфальтовой, ни грунтовой дороги – только тропинки, которые то и дело обрываются. Когда тропинка заканчивается, приходится брать мачете и самостоятельно прорубать дорогу. Но главный бич джунглей – это лианы: бывает, они так цепляются за мотоцикл, что ты просто не можешь ехать. Случалось, турист не замечал растянутую перед ним лиану, натыкался на нее на ходу, и его просто срывало с мотоцикла.

Но и эти нюансы не единственное, что может как следует подпортить поездку. Джунгли – это место, где ты каждую секунду находишься на грани жизни и смерти. В джунглях живут все виды гадюк, кобры, древесные змеи, скорпионы, малярийные комары и многие другие ядовитые и очень опасные гады, один укус которых может доставить серьезные неприятности. Я не преувеличиваю, когда говорю туристам, что в любую минуту нам на встречу может выйти голодный тигр – с нами уже такое случалось. Если туриста укусит змея, мне придется везти его несколько десятков километров, чтобы вызвать бригаду врачей из местной больницы, ведь в джунглях не работают телефоны. А если это будет укус так называемой змеи-пятиминутки, яд которой убивает почти моментально, мне придется спросить человека, выбирает он жизнь или нет, и если он скажет «да», отрубить ему руку или ногу мачете. У меня просто не будет выбора – так я по крайней мере спасу человеку жизнь.

Еще одна опасность – мины, которые остались здесь со времен войны, и на которые то и дело натыкаются жители Камбоджи. В новостях постоянно рассказывают об очередных подорвавшихся жертвах. В джунглях тоже встречаются заминированные места – но, к счастью, как правило, они обозначены предупреждающим знаком.

Конечно, обо всем этом я рассказываю туристам заранее и провожу с ними подробный инструктаж по выживанию в джунглях. Все это очень экстремально, но люди едут именно за этим – им хочется почувствовать себя героями, убедиться в своих человеческих качествах.

В целом программа тура получается очень насыщенной – я не даю туристам отдохнуть ни секунды, каждый день мы встаем в семь утра, и я оставляю их в покое только в 11 вечера.

Меня восхищает, с какой любовью ты создал программу тура – многие стремятся сделать попроще, а у тебя все наоборот.

Понимаешь, дело в том, что изначально люди покупают тур «глазами» – они ведь читают, что я могу им предложить. Если я напишу что-то вроде «Компания «Омега» предлагает Вам поездку на острова» – это вряд ли кого-то заинтересует. Я же пишу, что мы будем жить в бунгало, бродить по джунглям, гулять по коралловому песку, который, когда наступаешь на него, хрустит, как снег. Если рассказывать людям про такие мелочи, им становится интересно, поэтому многие и предпочитают мои туры десяткам других.

Наверно, за все время поездки ты успеваешь сблизиться с туристами, ведь вы через столько проходите вместе?

Я с большим уважением отношусь к тем, кто приезжает ко мне сюда. Это люди, которые что-то ищут внутри себя. Они проходят тяжелые испытания, но в итоге, когда выходят из джунглей, всегда чувствуют себя героями. Я горжусь каждым, кто побывал здесь: эти люди бросили себе вызов, сказали: «Да, я смогу», и сделали это.

Некоторые из тех, кто приезжал ко мне, до этого ни разу не садились на мотоцикл. Да и навыки тех, кто говорил, что умеет ездить, часто оказываются почти нулевыми. Многие могут кататься на мотоцикле по асфальту, но в джунглях все совершенно по-другому: тут нужно прыгать с камня на камень, преодолевать вброд речки. Так что туристам так или иначе приходится осваивать экстремальную езду – у них просто не остается выбора. Зато после они всегда чувствуют себя победителями.

Конечно, вся поездка нас очень сближает. Тур длится 12 дней, и в последние дни гости часто говорят мне: «Слушай, Синус, а ведь Ангкор-Ват был так давно – будто в другой жизни!» Каждая деталь путешествия настолько яркая, что она перекрывает то, что было до нее, а череда этих деталей складывается в общую картину, и начало путешествия в итоге будто растворяется в прошлом. Этот очень интересный эффект от наших поездок я и сам не раз замечал. Иногда я ловлю себя на мысли: неужели вот с этим человеком, с которым мы столько прошли вместе, я познакомился всего 12 дней назад?

Все это звучит очень вдохновляюще. А в том, чем ты сейчас занимаешься, есть какие-то минусы?

Главный минус в том, что, конечно, вдали от родины я скучаю по своим дочкам и внукам. Второй – в том, что здесь не заработаешь достаточно денег, чтобы слетать куда-нибудь еще. Увы, авиакомпании не подстраиваются под прожиточный минимум в Камбодже.

Ну а все остальные минусы я легко превращаю в плюсы. Например, сезон дождей – многие считают, что в том, что полгода льет ливень, нет ничего хорошего. Но очевидное преимущество этого времени в том, что в Камбодже становится меньше туристов, и рядом с достопримечательностями почти не бывает людей. Второй плюс в том, что в сезон дождей джунгли будто окрашиваются в другие цвета – они становятся ярко-зелеными, насыщенными, очень влажными и очень красивыми. Для фотографов джунгли превращаются в настоящий рай, потому что каждая капелька дождя на листьях сама по себе прекрасна. В сезон дождей здесь начинают радоваться солнцу, которое все-таки выползает раз в несколько дней. Кроме того, в это время на мокрой дороге не так быстро изнашивается резина, а в кране всегда есть вода (ко мне она поступает только с крыши). В сухом сезоне, несмотря на изматывающую жару, тоже много хорошего: меньше грязи, больше фруктов на базаре, джунгли становятся сухими, и в них легче прорубать себе дорогу. В сухой сезон больше работы, потому что больше туристов; в это время труднее утопить мотоцикл, потому что реки пересыхают. Ведь если твой мотоцикл утонет посреди джунглей, у тебя есть все шансы не вернуться домой.

sinus_sokolov_08

Как ты проводишь досуг? У тебя вообще есть свободное время? 

Вечерами я, конечно, свободен. Сейчас читаю Пелевина, а так – либо в интернете сижу (слава Богу, провел себе хоть и дохленький, но интернет), либо смотрю кино. Люблю старые фильмы,  например, Тарантино. Я скачал себе несколько картин про Камбоджу, собираюсь посмотреть «Любовь с препятствиями». Еще у меня на очереди стоят «Реальные кабаны», «Звездная пыль», «Касабланка».

Я смотрела твои ролики, в которых ты пробуешь местную кухню – выглядит это, конечно, забавно.

Большая часть этих роликов – показуха: конечно, я не питаюсь каждый день кузнечиками и прочими гадами. Люблю оплодотворенные и практически созревшие утиные яйца пон те кон – это очень популярное здесь блюдо. На самом деле еда здесь достаточно простая – рис, мясо, супы амок и том-ям, не слишком острые для европейцев. Камбожийская кухня вообще более нейтральная, чем острая тайская или вьетнамская. В крайнем случае всегда можно попросить добавить тебе поменьше специй.

Дома я питаюсь «по-русски»: готовлю яичницу, пью чай с рисовой булкой и сгущенкой. Часто хожу покушать в кафе – обед или ужин здесь обходится в 2-3 доллара, и еда довольно вкусная. Сейчас многие повадились готовить в ресторанчиках борщ и пельмени, но, конечно, местные вариации на эту тему не имеют ничего общего с нашими блюдами.

У тебя есть какой-то источник дохода помимо туров?

Если появляется возможность немного подработать, я не отказываюсь. Но, к сожалению, иногда приходится иметь дело с нечестными людьми. Например, недавно, когда арестовали Полонского, мне позвонили с одного питерского канала и попросили помочь им с подготовкой передачи. От меня требовалось снять зарисовку нашего города, несколько кадров тюрьмы издалека, сцену, в которой я пытаюсь пробраться в тюрьму и самое главное – запечатлеть, как полицейские отгоняют меня от тюремных стен. За это телевезионщики предложили мне 300$ – огромные для меня деньги, и я согласился. Я все отснял, обработал видео, отправил им, они его скачали. Но когда я позвонил им насчет оплаты, они сказали, что моя работа сделана плохо, и они не будут мне за нее платить. А через несколько дней мама в Питере увидела по телевизору мои кадры. Я снова позвонил на канал с претензиями, они пообещали все-таки выслать деньги, но на этом все и закончилось – больше на связь они не вышли.

Сейчас московское телевидение предложило мне большой проект про выживание 50 человек в джунглях, для которых я должен буду стать проводником. Думаю, соглашусь на участие.

В твоей жизни было много разных достижений. Какими из них ты гордишься больше всего?

Наверно, «горжусь» – не совсем мое слово. Да, я могу сказать, что горжусь фестивалем «Лицом к океану», который я сам создал, и который в итоге стал очень известным. Да, я проехал на мотоцикле сто стран и как-то раз в Северной Америке преодолел 5000 километров за три дня и три ночи. Да, я был в плену в Афганистане и вырвался оттуда – конечно, это тоже повод для гордости. Но все эти вещи вызывают во мне, скорее, внутреннюю гордость – у меня нет желания с ходу всем рассказывать о своих достижениях, но само осознание того, что я сделал, мне, конечно, приятно.

Чем я точно горжусь – так это своими дочерьми, Надей и Олей. Они настоящие молодцы – уже подарили мне внуков, и при этом были и остаются такими же немного безбашенными, как и я.

Что бы ты сделал, если бы у тебя в руках оказалась волшебная палочка, которая могла бы исполнить три твоих желания?

Во-первых, я бы сделал мою маму бессмертной, и чтобы она не болела. Во-вторых, я бы прекратил все войны на земле. В-третьих, я бы попросил еще десять таких же палочек, и начал бы творить добро – точнее, то, что на мой взгляд является добром.

Что бы ты посоветовал тем, кто еще не нашел свое место – кто сидит целыми днями в офисе и не знает, чем заняться в этой жизни?

Я убежден, что нужно избегать давать советы. Ведь если человек поступит так, как ты ему сказал, и у него не получится, ты станешь этому человеку недругом, будешь виноват в его неудаче и потеряешь его уважение. Поэтому я думаю, что каждый в этой жизни должен думать за себя сам и главное – не бояться. Я даже сформулировал для себя такое суровое правило – кто ссыт, тот гибнет.

 1521352_584321338307775_1966974588_n

О поездке в Камбоджу с Игорем – договориться можно тут,

Если ты также хочешь найти свое призвание – участвуй в онлайн-курсе “Поиск любимого дела” от проекта На своем месте – это увлекательное путешествие длиной в месяц: более 20 заданий на определение твоих  талантов, способностей, целей и желаний,  это тесты по проф. ориентации и полное заключение от профессионалов по направлениям, где тебе стоит искать свое дело. Войди в Новый год с новой профессией!

 

Leave a Reply

Fill in your details below or click an icon to log in:

WordPress.com Logo

You are commenting using your WordPress.com account. Log Out / Change )

Twitter picture

You are commenting using your Twitter account. Log Out / Change )

Facebook photo

You are commenting using your Facebook account. Log Out / Change )

Google+ photo

You are commenting using your Google+ account. Log Out / Change )

Connecting to %s