Интервью с имиджмейкером Алексеем Котельвасом о том, как сегодня формируется этикет, как бизнесмену успешно подготовиться к своему первому интервью, почему многие люди неравнодушны к стразам, для чего ходить в Третьяковскую галерею и на кого стоит равняться при выборе жизненного пути.

Алексей, добрый день! Вы сказали, что называете свою профессию «аристократ по вызову».

Да, это шутка, на самом деле (смеётся).

А что у вас на визитках написано, кто вы по профессии?

Kotelvas

Имиджмейкер. Просто имиджмейкер (На самом деле, профессиональная деятельность Алексея сильно шире – он ведет множество тренингов, мастер-классов на самые разные темы — от ораторского искусства до этикета и подготовки к телеинтервью)

А родители ваши чем занимались?

Они и занимаются по сей день. Папа искусствовед и художник, а мама преподаёт английский.

Получается,  вы даже в профессиональном плане — сын ваших родителей. В том смысле, что ваша профессия – микс из их профессий.

Безусловно. Я, в общем-то, еще и потомок своих прабабушки и прадедушки. Для нас некоторая доля «династийности» важна. Но это связано, скорее, не с определением конкретной профессии, а с общим интеллигентским стилем жизни. Мы можем преподавать, лечить, писать или рисовать. Это уже детали.

А расскажите про бабушек и про дедушек. Чем они занимались?

Все по-разному. Я не могу сказать, что происхожу сплошь из родовой аристократии, имея ввиду те имена, которые вписаны в учебники истории. Но у меня были достойные предки: по одной линии — директор сельской школы, по другой – белогвардеец, барон по титулу. Еще руководитель хора и так далее. История нашей семьи — это эволюционное, поступательное развитие. Для нас было очень важно из поколения в поколение набирать новые культурные навыки, повышать образовательный уровень.

kotelvas_s pradedom

Понятно. Тогда, вернемся в ваше детство. Кем же вы мечтали стать в такой семье?

В детстве я ни кем не мечтал стать. Я, конечно, фантазирую, как и другие люди, но мечтать для меня не характерно. Для меня характерно – ставить цели. Это тоже синтез жизненных стратегий моих родителей. Папа научил меня фантазировать, а мама — реализовывать фантазии. Поэтому обычно я думаю о чем-то вполне воплотимом. По крайней мере, мне всегда так кажется.

Звучит здорово. А как учились в школе?

Очень хорошо. С шестого класса сделался круглым отличником и окончил школу с золотой медалью. Ещё очень много занимался школьной общественной жизнью, самодеятельностью, бальными танцами, писал исследовательские работы на ученические научные конференции. Для меня с самого начала существовал зазор между склонностью к публичной творческой профессии и склонностью к преподавательской деятельности, аналитике. Мне удалось объединить это в профессии «имиджмейкер».

Kotelvas_tantsi

А что за исследования вы проводили?

В школе был период открытого поиска интересов. Меня сначала интересовали геополитические вопросы, потом я писал работу по влиянию философии Владимира Соловьева на творчество младосимволистов. Позднее, когда поступил в университет на отделение культурологии, писал небольшие исследования по методологии гуманитарных наук. Одно время даже подумывал специализироваться на исследовании современных религиозных культов, что спровоцировало интерес к современной мифологии. Через современную мифологию я заинтересовался мифологией рекламы, через мифологию рекламы – маркетинговыми коммуникациями. Так, курсе на третьем в первый раз в жизни открыл учебник по имиджелогии.

Да, цепочка длинная у вас получилась.

Длинная. Но у меня широкое гуманитарное образование. Совершенно очевидно, что я должен был себя поискать, прежде чем найти. Путь от младосимволистов до диссертации об образах предпринимателей в деловых журналах (чисто имиджелогическая тема) заведомо предполагался извилистым.

Алексей, а зачем вы вообще в аспирантуру пошли?

Мне хотелось учиться. Дело в том, что я действительно хотел стать культурологом, поэтому на специалитет поступил в Новосибирский государственный педагогический университет. Больше в моём городе культурологов нигде не готовили. Но я очень быстро исчерпал ресурс регионального ВУЗа. В силу обстоятельств мне дважды предлагали помощь с переводом в Российский государственный гуманитарный университет (Москва). Это был университет моей мечты, настоящая мекка гуманитариев. Но попасть туда я смог лишь на пятом курсе. Моя поездка как-то сама собой закончилась приглашением в аспирантуру.

OLYMPUS DIGITAL CAMERA

У вас, конечно, невероятно осознанное отношение к учебе. Я в первый раз, пожалуй, сталкиваюсь с таким.

Спасибо. Мне вообще кажется, что образование – это очень хороший ресурс для личностного и социального роста. Но автоматически оно никакого эффекта не даёт, особенно сегодня, когда университетское образование стало массовым. Чтобы извлечь пользу из обучения, человеку необходимо иметь индивидуальную образовательную траекторию. То есть быть немного себе на уме и подразумевать, что за всякой теорией лежит область практики.

Из прошлого вернёмся к сегодняшнему дню. Как обычно проходит день имиджмейкера?

Во-первых, к счастью, мне не каждый день нужно ехать на работу к девяти. И это большая удача. Потому что я считаю, что для консультанта, тренера, преподавателя очень важно высыпаться и поддерживать благостное расположение духа. Если ты недосыпаешь и недоедаешь, то уже ничего не можешь дать людям. Итак, сплю я обычно по восемь часов, затем — неспешно завтракаю, одеваюсь на работу, проверяю преподавательские карточки, презентации и видеоматериалы, отвечаю на письма и неспешно направляюсь к клиенту. Обычно с клиентами я начинаю работу около обеда. Как правило, наши занятия проходят в каком-нибудь тихом кафе. За день я могу побывать на трёх, а в некоторые дни — на четырёх площадках. Мы сидим в мягких креслах и говорим об этикете, о риторике, истории искусства или истории бизнеса. Иногда направляемся «в поля» – Пушкинский музей, Третьяковку, другие культурные площадки. Например, в этом месяце я побывал в Третьяковке шесть раз. Это очень светский образ жизни.

Конечно, если я провожу тренинг день, что происходит несколько раз в месяц, это совершенно другая энергетика. Нужно встать часов в семь, в десять быть на площадке и отработать жёстком темпе восьмичасовой рабочий день. Это тоже очень интересная работа, но каждый день я бы так не выдержал.

Получается, вы создали работу под себя, под свои интересы, что само по себе здорово. Но, наверняка, есть неудобство в том, что нет никаких гарантий, стабильной зарплаты, еще чего-то. Как, какие еще минусы у своей работы вы видите?

Прежде всего, эти… Быть самозанятым лицом — это большая нагрузка, потому что нужно заниматься и оказанием услуги, и её продвижением. Но это осознанный выбор, во всем есть плюсы и минусы.

Хорошо, а какие плюсы тогда?

Свобода. Я могу выбирать с кем работать, где, во сколько и на какую тему. Для меня настолько важно принадлежать самому себе как личности и профессионалу, что это перекрывает все прочие трудности. Конечно, я мог по-другому развиваться. Не сразу как самозанятое лицо, а сначала поработать, скажем, в pr-агентстве или в журналистике. Но это бы для меня означало очень большой личностный компромисс.

Получается основной плюс – это свобода. А можете еще какие-то плюсы назвать?

Легко! Главный плюс — система отношений с людьми. Работая в моём формате, ты фактически избавлен от конфликтов с клиентами. Потому что к тебе обращаются люди, которым ты заведомо приятен и которым интересны твои программы.

А, расскажите про этих людей… Когда вы только начинали, первого клиента помните? Или первые лекцию, тренинг?

Да, помню!

Как это было? Не было ли страшно, что вы что-то не то скажете?

Нет, нет. Я очень много публично выступал до этого. Поэтому путь от школьных уроков, через университетские семинары и научные конференции, к тренингам был постепенным. Ко времени первого большого сольного выступления у меня уже был большой пробег как у оратора. Первый свой тренинг я провел на IV курсе, он был посвящен теме рекламных мифов. Я его делал при посредничестве одной некоммерческой организации в Новосибирске. Мероприятие было бесплатным, поэтому собралось сразу около 60 человек. Конечно, мне как спикеру нужно было ещё развиваться. Я умел складно говорить, но одной ногой стоял в академической среде. Потребовалось время, чтобы научиться говорить легко, позволить себе юмор и эмоциональность.

Kotelvas_MK

Но это тренинг-формат. А ведь первых частных клиентов вы нашли через репетиторские сайты. Как вы придумали разместить там предложения по таким нестандартным дисциплинам, как этикет, ораторское искусство?

У меня был друг в аспирантуре, который подрабатывал репетитором. Я подумал, что это хорошая возможность найти первых клиентов в условиях когда у меня ещё не было своего сайта, видео, написанных программ и красивых студийных портретов. В каждый момент нужно делать всё, что можешь, чтобы быть в профессии. Я тогда брался и за написание промо-интервью, и за подготовку речей, и за бесплатные мастер-классы в бизнес-клубах, и за помощь топ-менеджерам в написании книг. Всё, чтобы получать разнообразный опыт в области продвижения первых лиц. В рамках же преподавательской работы предстояло создать авторский курс «Мастер самопрезентации», помогающий клиентам быть интереснее в публичном пространстве.

Алексей, ваша работа направлена на то, чтобы изменить человека. Но привычка — это очень сильная вещь, насколько ваши клиенты легко меняются? Часто ли возвращаются к прошлому привычному образу?

Во-первых, чтобы такого не произошло, у человека должно быть желание меняться. И оно есть у 95 % моих клиентов. Но бывают исключения. Например, примерно раз в год приходит ко мне  женщина, которой 22-23, и она нашла себе богатого мужа постарше. Женщины разные, но история у них одна и та же. Им с одной стороны, хочется быть манкими и молодыми, а с другой — соответствовать культурному и образовательному уровню друзей супруга. Такая клиентка попадает ко мне в силу внезапно настигших её социальных обстоятельств, без психологической готовности на то. Просто саморазвитием нужно заниматься в периоды активной личностной трансформации, когда действительно хочется постичь что-то новое.

А если человек привык ходить, усыпанный стразами и в леопардовой расцветке, как вы его приводите к другому более серьезному образу?

Во-первых, мы разбираем посторонних персонажей. Смотрим на фотографии, я объясняю, почему это хороший тон, а это не очень. Но в какой-то момент клиент обращает внимание сам на себя: «Так я же выгляжу точно так же!». Прозрение бывает неприятным, поэтому  моя миссия — убедить клиента, что всё происходящее с ним логично и закономерно. Здесь нам помогает Маркс…

Маркс?!..

Да, он ведь писал, что бытие определяет сознание. Как мы живём, так и представляем себе мир. Если человек рос в простонародной среде, то и эстетические идеалы складывались у него под влиянием массовых представлений о красоте. Вот, покупает человек дешёвку на барахолке, и чтобы её приукрасить нужны стразы и аляповатый принт. Так формируется эстетика бедности. Я объясняю слишком вычурно выглядящему клиенту, что реализовать мечту детства — это хорошая психотерапевтическая задача. Но сейчас он (или она) в новом социальном слое, в новом качестве, и это предполагает новые стилистические каноны. На вторую-третью встречу стразы и рубашки в петухах куда-то исчезают. Но тут важно с водой не выплеснуть ребёнка: если передо мной человек кипучей энергии, то надо помочь ему сохранить в одежде броский дизайн и активные цвета, просто делать всё это со вкусом.

Алексей, у вас есть тренинг об ораторском искусстве. А сколько обычно вашему клиенту требуется времени, чтобы раскачаться и начать спокойно общаться со СМИ?

Безусловно, один тренинг не позволит ему сразу стать мастером публичным выступлений. Требуется тренировка в реальных условиях, и я всегда предлагаю, как это можно устроить с минимальными репутационными рисками. Но я всегда помогаю клиенту успокоиться. Мой главный совет – думать не о том, как он выглядит, а о содержании его деятельности. Потому что когда он думает: «А у меня хорошо голос звучит? А я правильно галстук повязал? А я сейчас глупость не брякнул?», то сразу же начинает совершать все ошибки. У него сразу включаются защитные механизмы психики: он становится либо агрессивным, либо высокомерным, либо у него начинают дрожать руки и голос. Я всегда говорю: “Переключитесь с мыслей о себе на своё дело, на содержание задаваемых вопросов, на то, ради чего вы вышли к аудитории». Соответственно, мы работаем больше не над тем как говорить (это давно известные всем приёмы), а над тем, что говорить. Я например, создал авторский опросник, позволяющий отвечать буквально на все вопросы бизнес-журналистов. Он создан на основе исследования деловых журналов, охватывающего выборку в десять лет. Когда человек готов ответить на любой вопрос, он не нервничает.

С опросником вы здорово придумали! А как насчет этикета? Как сегодня, когда появляются email, sms и прочие новые средства коммуникации вырабатываются новые нормы делового общения. Кто эти нормы формирует?

Они формируются на практике и при обращении к предшествующей исторической традиции. Конечно, мы живём в демократическом обществе и никто не может монаршим указом ввести этикетную норму. Поэтому нужно уметь включать здравый смысл и принимать ситуативные решения. Например, электронные письма — это лишь продолжение древней традиции деловой корреспонденции, поэтому чем более консервативен ваш подход к написанию письма, тем больше шансов получить на него любезный ответ. Мобильные телефоны тоже продолжают прежнюю традицию телефонного общения.

Но есть и новые вопросы. Например, существует с конца 90-х такой штамп, что хамством является во время переговоров положить мобильный телефон на стол. Почему? Потому, что когда мобильные телефоны только появились – это был «люкс». Притом, что они были, как кирпичи, это выглядело как вульгарный, демонстративный жест. Сегодня правило не выкладывать мобильный на стол сохранилось, но поменялась причина. Просто телефон, даже находящийся в режиме вибрации, даёт собеседнику сигнал, что разговор не так важен и в случае чего его можно прервать. На самом деле нужно ограничить встречу по времени (хоть 30 минут), но всё это время посвятить одному собеседнику.

А как на счет социальных сетей? Тот же facebook не имеет предшествующих исторических аналогов.

Оооо! Я всегда говорю: “Забудьте, что есть офф-лайн и он-лайн. Ведите себя в социальных сетях так же, как в жизни». Если человек в устной речи не станет использовать сниженную лексику, то в виртуальном пространстве это точно так же неуместно. Если мы не готовы  раздеваться на публике, то фотографии в двусмысленной эротической стилистике (поза, одежда, мэйк-ап) точно так же неуместны в соцсетях. Нет реального и виртуально миров — есть одна жизнь и одна репутация.

Поняла. Расскажите, насколько велика конкуренция в такой узкой сфере, как имидж-консультирование?

Запрос на имидж-консультацию в Москве через Яндекс вводит несколько десятков человек ежемесячно, а школ для имиджмейкеров и стилистов, как грибов после дождя. Вот такая конкуренция. Но меня это не смущает. Я ведь могу консультировать не только по визуальному имиджу, но ещё проводить обучение по этикету, ораторскому искусству, психологии общения, помогать клиенту расширять эрудицию. Поэтому типичный клиент приходит ко мне на полгода и до двух лет.

Я подробно ознакомилась со всеми тренингами, они все из разряда: «хочется-хочется». Но ведь об этом не думаешь никогда: «А не пойти ли мне на тренинг по развитию эрудиции?»

Эрудиционные курсы «Как говорить о бизнесе?», «Как говорить об искусстве?» и «Как говорить о кино?» я предлагаю во вторую очередь. Обычно ко мне приходят с запросом на визуальный имидж, ораторское искусство и этикет, или на медиатренинг, а потом не хотят расставаться.

А вы проводите вебинары по этим темам?

Нет, равно как и курсы никогда не организую. Я верю в эксклюзивный формат индивидуального обучения. Но иногда группа складывается спонтанно. Например пришла женщина и загорелась на базе нашего курса организовать небольшой женский клуб для подруг. Через занятие рядом с половиной сидят мужья и слушают с нескрываемым интересом. Но это всё-таки не случайная группа, как на вебинаре, а группа избранных.

А кем вы восхищаетесь, из людей живущих или когда-то живших. Несколько человек можете перечислить?

С удовольствием. Я обожаю Вольтера! Про него мало знают в нашей стране, хотя его библиотека была выкуплена Екатериной II и хранится в Петербурге, в Российской национальной библиотеке. Он был, пожалуй, самым уважаемым интеллектуалом XVIII века и наставником двух монархов — Екатерины II и Фридриха II. Когда он переехал из Парижа, куда ему из-за политических мотивов был запрещен въезд, в усадьбу Ферне. Там была горстка жителей, больных золотухой, и никакой инфраструктуры. Но он был настолько популярен среди своих современников, что туда начали стекаться швейцарские протестанты, поскольку Вольтер был очень лоялен к свободомыслящим людям. А поскольку швейцарцы делали часы – возникла марка фернейских часов. Вольтер первым применил маркетинг при помощи лидеров мнений. Он договорился с Екатериной II, и она за большую сумму денег выкупила у него партию фернейских часов с условием, что она будет их дарить лучшим представителям своего поколения.

Потрясающе!

Был такой случай, когда Вольтеру в Ферне отправили письмо без адреса и имени получателя. Просто написали: «Виднейшему уму нашего времени» и всякое такое. Так письмо дошло до адресата! Пожалуй, если искать в прошлом успешного консультанта первых лиц, то под номером один нужно поставить Вольтера.

Другой мой герой – это, безусловно, Бенджамин Франклин. В Америке известен, как моралист, прежде всего. Его автобиографию перечитывают, как этическую литературу, а с легкой руки Стивена Кови, этот моралистический пафос стал еще более утрирован. Я не склонен к подобной моралистике, но мне интересно то, какое влияние оказал Бенджамин Франклин на своих современников. Не будучи никогда президентом Америки (он был довольно стар, чтобы занять эту должность), он участвовал в подписании Декларации Независимости, был посланником Америкиво Франции. Ещё Франклин проводил эксперименты с электричеством, был издателем.

Еще мой один герой – Мхатма Ганди. Не занимая ни одного официального поста, он оказывал колоссальное влияние на своих современников и внёс вклад в дело освобождения Индии от Британского владычества. Сначала представители Британской Империи над ним просто смеялись. Этот фрик в очках и набедренной повязке казался им персонажем, который был обречен на поражение, но шли годы, а его влияние усиливалось и в результате британцам пришлось уйти из Индии. Это он заложил фундамент для таких колоссальных изменений в судьбе своей страны.

В общем, так или иначе, меня всегда восхищают люди, которые умеют предложить комплекс идей, востребованных поколением, которые умеют быть услышанными, независимо от того, какие должности они занимают.

Алексей, спасибо вам, что поделились с нами историей поиска своего пути, открыли нам некоторые секреты, как стать лучше и инереснее! Желаю вам новых проектов, свершений. Ваши курсы выглядят невероятно интересно и так и манят поскорее к вам обратиться!

 Если ты также хочешь найти свое призвание – участвуй в онлайн-курсе “Поиск любимого дела” от проекта На своем месте – это увлекательное путешествие длиной в месяц: более 20 заданий на определение твоих  талантов, способностей, целей и желаний,  это тесты по проф. ориентации и полное заключение от профессионалов по направлениям, где тебе стоит искать свое дело. Войди в Новый год с новой профессией!

Leave a Reply

Fill in your details below or click an icon to log in:

WordPress.com Logo

You are commenting using your WordPress.com account. Log Out / Change )

Twitter picture

You are commenting using your Twitter account. Log Out / Change )

Facebook photo

You are commenting using your Facebook account. Log Out / Change )

Google+ photo

You are commenting using your Google+ account. Log Out / Change )

Connecting to %s